"19. Переживание И Его Описание. Часть2"

 

Этот феномен всегда происходит даже в самых лучших случаях. Я не говорю о случаях, когда сила переживания переводится еще более неосознанными движениями и поглощается несознанием вашего существа. Я не говорю о тех многочисленных случаях, в которых как только человек начинает получать переживания, его ум пробуждается, любопытствует и говорит: что это происходит? Тогда все исчезает совсем, или вы поймаете деформированный обрывок чего-то, что уже потеряло свою силу и всю реальность. И еще, если есть где-либо в существе, в умственном или виталическом, какая-то неискренность, которая вами допускается, переживание искажается и деформируется полностью. Нет, я не говорю о лучших случаях, когда существо искренне, под контролем и функционирует наиболее благоприятно. Я допускаю, что ум остается достаточно сильным и чистым, чтобы не фальсифицировать переживание. Я говорю о случае, в котором ваш ум ясен, в котором вы уже сознательно продвинулись по пути, и даже о том, в котором ваш ум начал быть преобразуемым, когда он приобрел привычку получения этого Света, когда ваш ум проницаем для него, когда он достаточно восприимчив, чтобы абсорбировать его. Даже тогда в момент, когда ум захочет переводить переживание способом, постижимым для человеческого «просвещенного» сознания, в момент, когда ум захочет формулировать, сделать переживание определенным и понимаемым, он уменьшает, сокращает, ограничивает, истощает, ослабляет, пятнит переживание.

Формулирование в словах, понятных для человеческого ума, есть — неизбежно, неминуемо — ограничение, уменьшение силы действия переживания. Когда вы можете сказать ясным и осознанным путем: то-то и еще то-то произошло, когда вы в состоянии описать в понятной манере феномен, он уже потерял свою силу действия, свою интенсивность, мощь, правду. Это не значит, что мощь, интенсивность, сила действия там отсутствовали. Они были там и в лучших случаях, вероятно, максимальный эффект переживания производится прежде, чем вы начинаете давать ему постижимую форму.

Для людей, которые имеют преимущественно интеллектуальную деятельность, это умственное вторжение в переживание почти неизбежно. Они должны схватить, завладеть, понять умственно все внутренние переживания и начать формулировать их. Если они имеют силу выражения, они пытаются аранжировать их в слова. Но когда вы жили этим переживанием, и когда вы восприняли это опускание, эту нисходящую линию между переживанием и выражением, вы видите на каждом шагу глубокую реальность переживания, отступающего, постепенно исчезающего на заднем плане вместо того, что бы быть впереди и доминировать надо всем существом. Оно отступает медленно, и то что остается снаружи есть только вид сухой и холодной имитации — это может быть выражено в очень восторженных словах, но в отношении к тому, чем было само переживание, это так бесчувственно и ослаблено. Весь подлинный восторг, подлинная красота, внутренний подъем, эта чудесная теплота переживания — все это уходит прочь.


 

Error. Page cannot be displayed. Please contact your service provider for more details. (18)